Интервью

Вячеслав Щербатов
Ветеран боевых действий в Афганистане

Вячеслав Щербатов

«Трусов у нас не уважали…»

15 февраля 1989 года закончилась десятилетняя война в Афганистане, унёсшая более 15 тысяч жизней советских военнослужащих, большинство из которых были обычными призывниками. Более 50 тысяч человек получили ранения и контузии, более 250 офицеров и солдат пропали без вести. В наши дни день вывода войск из Афганистана постепенно превратился в день памяти и скорби обо всех погибших воинах-интернационалистах.

Те ребята, которым война на чужой раскалённой земле оставила жизнь, встречаются, переписываются, общаются до сих пор – боевое братство на долгие десятилетия сплотило воинов-интернационалистов. Но крайне редко они рассказывают о годах службы «за речкой» окружающим, справедливо считая, что те, кто был в Афгане, всё и так знают, а те, кто никогда там не был, просто не поймут…

Бузулучанин, вчерашний студент строительного техникума Слава Щербатов даже не представлял, куда забросит его срочная служба в Советской Армии. В сентябре 1982 года он и ещё 27 новобранцев отбыли сначала в Оренбург, потом – в Самарканд, в в/ч 65528 Б… У парня уже были права, поэтому его направили в автомобильные войска.
– После присяги и самаркандской «учебки» попал я в Тёплый Стан, это было место нашей дислокации на окраине Кабула со стороны Чарикарской дороги, – вспоминает Вячеслав Владимирович. – Прошёл там курс молодого бойца, и жизнь в целом была довольно мирной – мы доставляли афганцам из Союза строительные материалы. Тогда мы совершенно не знали ничего о том, что нас ждёт, сложно было даже представить. Родители полгода не знали, куда я попал служить, да мы и письма поначалу не писали. И только когда попали в наш полк, начали осознавать, куда нас закинуло.

С командировки в автомобильный 81-й гвардейский десантно-штурмовой полк и началась реальная служба солдата-«афганца». Пересев на БТР, Вячеслав вместе с сослуживцами патрулировал и охранял колонны по всему Афганистану, был в Чирикаре (на шоссе Кундуз-Кабул), в Кандагаре…

– Каждый выезд становился отдельной боевой операцией. Обстреливали каждый день, поедем куда-нибудь – так постоянно, там без этого не бывает. Начинают сразу обстреливать головные колонны, затем задние, чтобы заблокировать. Естественно, мы вызывали «вертушки». Ребят много погибало. Вели постоянное боевое охранение и знаменитого тоннеля на перевале Саланг. Это стратегически важный объект: перевал связывает северную и южную часть всего северо-востока Афганистана. Знаменит он самым печальным образом: два раза там массово гибли наши солдаты и местные жители. Тогда техника шла в тоннеле в два ряда и даже из-за мелких аварий колонны вставали. А моторы продолжали работать! Сотни людей попросту задыхались, отравленные выхлопными газами техники. Позже движение по тоннелю сделали односторонним: по нечётным числам все едут в одну сторону, по чётным – в другую. Конкретно ребята с нашего призыва с этой ситуацией не столкнулись, мы ещё в учебке были, но о трагедии, конечно, слышали все. И вот мы и охраняли Саланг и в обязательном порядке нам выдавали противогазы. Охраняли и аэродром под Кабулом, патрулировали по ночам, предупреждали диверсии: в Кабуле есть международная гостиница, так вот её два раза взрывали. Мы и ездили и туда, брали с собой минёров.

Хорошо помнит Вячеслав Владимирович земляка-бузулучанина Алексея Гуляева, который вернулся из Афганистана «грузом-200». Как и Вячеслав, Алексей служил в автомобильном батальоне, перевозил стройматериалы из Союза в Афганистан. Колонна, где был Алексей, подверглась мощному обстрелу моджахедов, в этом бою он был убит.

– Со мной служило немало бузулукских парней, – рассказывает Вячеслав Владимирович. – С Алексеем мы были в «учебке», он пришёл чуть позже меня. Я уже уезжал в командировку в полк, и под обстрел они попали без меня. Я и маму его хорошо знаю, в гости захожу. После армии мы с ребятами создали на базе ДК «Юбилейный» свой клуб, встречались там, да и сегодня со многими поддерживаем общение, навещаем могилы павших на кладбище. Боевое братство – для меня это не просто слова, это для меня святое. И очень жаль, что «афганцы» уходят из жизни очень рано: тех, с кем мы уезжали в Самарканд, уже больше половины нет в живых…

Война – это страшно, это скажет любой, кто знает о ней не понаслышке. И всё же хочешь-не хочешь, а привыкать придётся. К крови, пороху, риску, порой невыносимым условиям, потере друзей…

– Пока проходил курс молодого бойца, страшно не было. А потом, уже в Кабуле, начались постоянные обстрелы наших частей, и вот тогда стало действительно страшно. Потом, правда, как-то быстро привыкли: стреляют в тебя – ты тоже стреляешь. И убиваешь. Моджахедов в плен брали, конечно. Они никакие – смирные с виду. Днём нас уважают, а ночью стреляют. В плен берёшь – они сразу «шурави, друг», но спиной к ним поворачиваться нельзя.

Всяко бывало, что вспоминать… Война обнажает истинное «нутро» человека, и среди наших солдат всяких хватало. Кто-то ударился в наркотики, кто-то хорошо служил. Но трусов у нас вообще не уважали, считали, что лучше самому погибнуть, но спасти товарища.

Война – она и есть война, тяжёлая штука. Особенно когда своих ребят теряешь, а уж когда первого человека убьёшь… Я после такого две недели в столовую не ходил, не ел ничего. Тут уже было не до раздумий: или он меня, или я его. Страшно человека убить. Ни к чему эта война. Душманы – люди жестокие, не дай бог попасть в плен, лучше сразу застрелиться. Издевались они над пленными чудовищно. Я сам лично видел замученных ребят, лучше даже не говорить об этом. Из нашего полка трое пропали. Долго их искали, переоделись в «гражданку», ездили везде, кое-как нашли. Повесили их за ноги, голову отрезали… Увидев такое первый раз, меня всего заколотило.

Думаю ли я сегодня, что эта война была никому не нужной? Да. Это чисто политические игры, а в реальности после войны «афганцев» почти забыли, не было того объёма поддержки, который заслужили ребята. Особенно оставшиеся инвалидами. Многие остались за бортом жизни – без жилья, образования, работы, здоровья. Афганистан – это не только боевые ранения, но и сильнейшие стрессы. Афганский синдром – это тоже на всю жизнь. А Афганистан… Это другой мир. Народ там серьёзный и за свои убеждения будет драться до конца.

Вернувшись из армии, Вячеслав Владимирович Щербатов долгие годы проработал в нефтяной промышленности, а теперь трудится машинистом 5 разряда в МУП «ВКХ». 2,5 года службы не забывает, но и как все «афганцы» и «чеченцы» рассказывать о них не спешит. И навсегда остаётся в рядах боевого братства, выкованного Афганом.

Источник: еженедельник "Наша газета", автор Светлана Саратова